Анекдот про казаков

Современное казачество — это клуб любителей поганого «Любо!» не просто так.

Анекдоты про казаков

— Папа, что значит, когда у парня серьга в левом ухе? — Это значит, что он единственный сын в казачьей семье — А если по праву? — Тогда это значит, что он п*орас — А когда в обоих? Это значит, что его отцу повезло. Единственный сын — и при этом пи*орас!

Отец Сергий захватил женский монаст.

Отец Сергий захватил монастырь в Среднеуральске, сверг настоятельницу и пригласил казаков. Похоже, Бог услышал молитвы монахинь!

Сын подходит к отцу-казаку:– Папка.

Сын подходит к отцу-казаку: — Отец, дай пострелять из пулемета! «Стреляй, сынок… Одна очередь, пух и перья летят в разные стороны, ни одной курицы в живых не осталось. Казак спрашивает. — Бросаем его туда, в унитаз… Страшный взрыв, обломки досок разлетаются в воздухе. — Молодец, сынок! Иначе мама подарила бы нам цыплят…

Пришли два еврея на Запорожскую Сеч.

Два еврея пришли в Запорожскую Сечь и попросили: — Возьмите нас, мы хотим стать казаками! Казаки посылали их туда и сюда, говоря, что на Сечи нет места для евреев, но евреи не отставали. У нас есть казаки, ну, они говорят: сейчас переплыви туда-сюда Днепр, тогда мы тебя примем за казака. Евреи перешли на другую сторону, они из последних сил гребут назад. Мойше дошел до берега и упал на песок, а Аврам уже тонул на самом берегу и плакал: «Мойше! Мойше. Помогите! Тону! Мойше: «А где ты видел, чтобы казаки помогали евреям?

Анекдот про казаков

Казаки на отдыхе. Атаман выходит:

— Ну что, казаки, на конях?!

— Снова на лошадях! Атаман, ну, можно хоть раз — для женщин?

Бахчисарайские казаки объявили войну НАТО. Генерал НАТО прибыл

— А где же атаман?

Я нашел атамана. Сидит молодой капитан, без усов, точит саблю — вжик, вжик… Генерал говорит

— Сколько у вас казаков?

— Сто, двести.

— Вот, у тебя две сотни казаков, а у меня пять миллионов! Миллион солдат, миллион танков, ракеты, высокоточное оружие, морские котики.

Атаман бросает саблю:

— Кот Ёшкин! И где мы вас всех похороним?

Казак заходит в небольшой магазинчик в поисках чего-то. Выходит дедушка и спрашивает:

— Чего ты хочешь, дорогая?

Да, там есть мыши.

Дедушка дарит трубку и фигурку мышки.

— Сыграйте на дудке и бросьте мышку в море — и мышки исчезнут.

На следующий день прибегает казак, весь лохматый. Выходит дедушка.

— Что не помогло?

— Нет, я хочу купить статуэтку чеченца.

Молодой казак жалуется старому:

— Я не могу, дедушка! Посмотрите, что творится вокруг — и руки отваливаются!

— Дедушка отвечает,

только бы они почаще спускались, и в каждой руке — по кнуту!

Стенька Разин просыпается с похмелья. Плачет:

— Есаул!

Есаул бежит:

— Что происходит?

— Это было вчера?

— Да, он утопил принцессу.

— И ради чего?

— Так просто!

— Черт с ней, с принцессой! Что это было?

Сожгли соседнюю деревню.

— Для чего?

— Да, мужчины отказались пить с вами.

— Большая ли деревня?

— Да, восемьсот ярдов.

— К черту деревню. Что это было?

— Да, ничего особенного: играем песни, ругаемся.

— Это плохо.

— Что в этом плохого?

— Какие ругательства, перед казаками стыдно.

Казачество — это самодержавие,

два казака — это самодержавие и угнетенный народ,

три кацапа — алкоголь с последующим избиением,

4 кацап — пьянство с последующим избиением и жертвой,

5 кацапов — очередь за водкой,

6 кацап — это очередь за водкой с дробью,

семь кацапов — и это уже не работает, потому что среди них обязательно будет еврей.

Женился казак, отпраздновал свадьбу, вскочил на коня, забрал жену. поскакал домой.

Тут лошадь споткнулась. Казак произнес «Один».

Они понеслись галопом, лошадь споткнулась во второй раз. Казак — «Два».

Проехав еще немного, лошадь снова споткнулась.

Казак останавливает коня, слезает, казак говорит «Три».

и убивает лошадь выстрелом в голову.

Жена в панике: «За что! Почему ты убил его?!»

Казак говорит: «Один».

— Ты такая заботливая, Аксиния?

— Да, Фершал сказал, что я беременна.

— И что, вы придумываете имя для ребенка?

— Ну, нет. Я думал о своей фамилии.

Степан, почему ты такой счастливый?

— Да, Аксиния мне изменяет!

— .

— Если женщина тебе изменяет, значит, она тебе безразлична!

— Аксиния, где ты собираешься провести ночь в поисках?

— Это в разведке!

— Зачем ты показал свои прелести?

— Чем лучше видна грудь врага, тем хуже запоминается его лицо!

Казак сидит и играет на гармошке, пока его жена ремонтирует крышу.

Соседи спрашивают: «Почему ты вывел свою жену на крышу, а сам играешь на аккордеоне?»

Казак отвечает: «Я не виноват, что она не умеет».

— Где можно выпить ведро воды?

— Я что, корова?

— Ведро водки?

— Что я, не казак!

Два казака возвращались с сенокоса. Они стояли на обочине дороги, замерзая после тяжелого дня; у каждого на плече был ятаган… И вдруг — мимо них пронесся мотоциклист без головы!

Казаки, наблюдавшие за ним, уставились на него:

— Леля, какое чудо: мотоциклисты ехали совершенно тупо: безголовые плелись.

— Что они все там, в городе, маленькие… Но потому что они питаются химией.

Казаки отряхнули свои шапки и пошли дальше.

Прошло некоторое время — и еще один безголовый водитель полетел по трассе… А через несколько минут — еще один! И без головы!

Казаки остановились с открытыми ртами. Они долго шевелили усами, смотрели друг на друга… А потом сказали друг другу:

— Ты чувствуешь это, Кумэ… Может быть, ты все-таки перекинешь ятаган через другое плечо?

В месте, занятом казаками, день прошел на редкость спокойно. Одна еврейская женщина, не первой молодости, пришла к коменданту и жалобно спросила:

— Господин офицер, не испортятся ли сегодня девочки?

Казак-плотник идет домой в гости, солнце печет, в горле уже пересохло. Входит он в деревню, смотрит — стоит в саду женщина, рубит тесаком, подходит к ней и болтает:

— Напои меня, трактирщик, или я буду ужален.

А бабушка отвечает:

— Знаю я вас, казаков, сначала напоишь, потом накормишь, а потом начинаешь раздражать.

Казак:

— Да, нет, какие там домогательства, они еле ноги носят.

Женщина напоила его, накормила, а казак доел и, облизав ложку, подмигнул:

— И что ты там говоришь о любви?

Казак уходил со свадьбы, он не выглядел особенно пьяным, но схватил свою саблю за перила моста и уронил ее в воду.

— Бог. — Тщетно кричал казак…

И Бог был прямо там, явился ему и спросил его:

Почему ты поминаешь меня всуе?

— Я уронил саблю в реку, но ты сам понимаешь, Господи, что казак без сабли, как еврей без денег…

Бог достал из реки великолепную саблю — гарду из чистого золота, ремешок с золотой нитью, и спросил.

— Нет.

Бог достал из реки следующую саблю, гарду из чистого серебра, стяг из серебряной нити, и спросил: «Твоя?

— Нет.

Бог достал из реки казачью саблю — латунную гарду, надеваемую на седло, простой ремень, свернутый из холста, затем вытертый и отполированный казаком …

— Мой. — обрадовался казак.

И тогда Бог сказал ему:

— Вы честный человек, и я дам вам эти две шашки за вашу честность…

Прошло время… то ли именины были, то ли крестины… казак возвращался пьяный, ведя жену под руку… и жена вдруг споткнулась на том мосту и БУЛ-ТИХ в воду….

— Бог. — Тщетно кричал казак…

И Бог снова был там, явился ему и спросил его:

«Зачем опять, казаки, поминаете меня всуе?».

— Да, жена упала в воду…

Бог спустился и вытащил Дженнифер Лопес из реки:

— Ваша жена?

— Да!

-. Ты солгал мне, как это?

«Понимаешь, Господи, если я скажу правду, Ты дашь мне еще двух жен, а для ада мне нужно три жены?». Как накормить?

***

Муж во сне:

-Люба, Люба-а.

Жена:

— Что такое Люба? Я — Света!

Муж, медленно просыпается:

— Е! Любовь, братья, любовь. Любите, братья, живите.

Казак приходит к кузнецу за саблей. Кузнец заканчивает только кузнечное дело и откладывает в сторону. Железо было красным — пока кузнец не ковал, потом естественно темнело, но оставалось очень горячим. Кузнец увидел, что казак идет, и говорит, а ты за саблей, а она, ну, видишь, ты хорошо пропил. Казак, ничего не подозревая, схватил саблю и громко завыл… Кузнец и подмастерье покатились со смеху. Тогда кузнец сильно посмеялся над казаком, ну, что тут же схватился. Надо было плюнуть на железо, а если он плюхнулся, то знай себе и не хватайся за дерьмо. Казак вспомнил энто дело. Как-то кузнец после окончания торжества зашел к казаку в гости. А хозяйка, только что приготовила борщ. Казак жене говорит, что доставка гостя — бой идет на гостя и старается побольше нагреть, где сало само плывет… так и вышло. Да, — и Кнэцу протянул огромную ложку. Кузнец перекрестил разрез с ложкой борща и в рот. Да, как горит и воет. А казак и его жена смеялись. Казак много смеется, он подумал, что если ты учишь других, ну, и Черт.

Случай из истории, забавный.

Во время обороны крепости Азов, в редкие перерывы, казаки ссорились с турками и татарами, помогая им, враги кричат, казаки хотят крикнуть: -Эй атаманы, пока вы тут сидите, мы пойдем в вашу Селу и возьмем себе женщин, будем спать, будем спать с ними, ох, сладко нам будет! Казаки отвечают:-Так идиш, мы идем в Персию и новых возьмем, а наши старые к вам придут, басурманы, они де, устали, им давно хотца перемен, а все предлога нет!

И надо отметить, что крепость защищали казаки со своими женами с детьми, поэтому им не была страшна угроза со стороны Басурманска, они понимали, что Азов-фортец всему голова, в море не ходят и поэтому берегли сколько Бог дал.

Скучновато как-то казакам, все дерутся, а они дерутся и кричат на поклон пользователей: — Эй, басурмане, как по-татарски будет медведь, мы тут поспорили, причина спора, мы не знаем вашего языка?! Турки и татары долго молчали, думали, думали, думали, говорили, что даже не знают казаков, а воевать там надо. А надо отметить, что казаки знали по пять и более языков, в походах за зипунами учили всему, на костре была жизнь, не забалуешь. Ну, татарин сжалился над мольбой казака, решил поспорить и крикнул: — Э атаман, медведь, по-татарски Аю, запомни — Аю! И тут в тишине раздался хор молодых казачьих голосов: — И они посетили КХ.

Басурманы от такой выходки замолчали минут на пять, не в силах произнести слово, а потом, как водится, снова начали угрожать.

А когда казаки покинули крепость Азов, то главные ворота взяли с собой, что басурманам не поздоровится!

В архивах Новочеркасского музея хранится документ времен русско-японской войны — простой рапорт властям: «Мы сидели во втором ряду охраны, жгли костер (линия фронта была достаточно далеко), готовили еду, вдруг из кустов выскочил японец, стал его распекать и странно стал сосать, размахивая руками. Есаул Кривошлыков был ранен в ухо, от чего вскоре скончался. «

Старик сидит в туалете, в приюте. Деревня открыта. Ты бы хоть заперся! — О, дурак! Дети Джа украли что-нибудь?

Бабка идет за водой и в колодце видит такую картину: дед, старый казак набирал воду, вешал ведро за свое достоинство и нес.

Бабушка: — Соседка, совсем выжила из ума, что?

Дед: — Постарел я, мать, руки не держат.

Две станичницы-бабушки греются на солнце. Один говорит другому

«Помнишь, Микола на немецком Фергакае дал нам пыль, чтобы мы не тянули женщин?».

— Ну, я помню, что это был вопрос.

— Так что я чувствую, что старая вещь — та действует!

Вечер в деревне. Из окна хижины доносится крик:

— Кум, где ты? Мы налили лунную радугу!

— Беги! Беги!

— Не беги, я — Гуташ: мы вылили его на пол, больше никакого лунного лука!

Рассказ татарина:

«Я еду над Базавлуком, у меня упырь в патруле. Бац, я смотрю на казачью степь, сплю, мою саблю так тихо тянут, бам и бам, ба м-бам. — Я с лязгом ударил саблей о саблю. Я колочу бам.

Казак не поднимает саблю. «

Татари ему — «ой-ой-ой, честной баши, тот же, наверное, камень в степи лежал, а не казак».

— «Ну, конечно, вот этот камень — это был бы казак — очередь из двух человек, я бы подошел к нему!!!».

Они устроили соревнование: кто рассмешит лошадь, тот получит ведро водки.

Они завели лошадь у фонарей и растянули ходики. Мы гуляли неделю — он не смеялся, даже убивался. Косак прошел мимо, понял, пошел и ушел, лошадь ржала, пока он говорил. Он принял водку за казака и все.

Они начали новый конкурс: кто заставит лошадь плакать, тот получит ведро водки.

Многие пытались, не плача — хотя бы умирая. Приехал тот же казак, едет и едет, конь всхрапывает, остановиться не может. Он принял водку за казака, хотел уйти, но не тут-то было. Схватили его за шиворот, пытать начали: расскажи, мол, как это.

Казак сказал: «Когда он пришел в первый раз, он сказал коню, что мое достоинство больше, чем было, а во второй раз он показал ему это достоинство.

Однажды тень упала на его деда.

Так много девушек бегало!

Демонтаж — дед кричит!

Этот чек так торчит!

Петька вытащил Чапаева из реки Урал и сделал ему искусственное дыхание. Вода у Василия Ивановича бьется и хлюпает.

Приближается поездка казака. Есаул советует:

— Да, вытащи его задницу из воды, а то весь Урал перекачаешь!

Царь раздал землю, что дольше всего и дальше на коне скакать по этой земле и будет. Американский галоп, скакал час, скакал другой, повернулся и подумал, а ведь этой земли и моих потомков мне будет достаточно! Француз пустился в галоп, скакал час, другой, трещал, тронул лошадь, она в пене, эх, подумал я, и земли мне хватит, и лошадь оставлю. Украинец поскакал галопом. Проскакал час, два, три, мальчик прыгнул, второй пошел, лошадь не выдержала, упала и вскочила на резвые колени и побежала вперед, побежала, побежала, упала, бросила шапку вперед — «И т-ты под помидорами!».

В станице, волнуясь, заслуженный казак шестидесяти лет, принимает двадцатилетнюю женщину. Собрался небольшой круг. Старики были ошеломлены: «Подумайте головой: через двадцать лет ей будет сорок, а вам восемьдесят! Зачем ты портишь жизнь казаку!». Казак почесал репу, разгладил усы и заявил: «Мне тоже не сорок».

Казак возвращается домой, входит в хату, снимает саблю, идет дальше, снимает кобуру с пистолетом, входит в спальню и имеет женщину с крестьянкой. Казак хватает крестьянина из дома и тащит его к порогу, где саблей отсекает все его достоинства. Мужчина, видя все это, вырывается и убегает. Казак хватает пистолет, стреляет за ним, но не попадает. Он садится за стол, выпивает стакан и ругает себя:

«Подведем итоги военной операции: и вытурили, и вынесли с салютом!».

Переполненный автобус в Киеве. Есть ОЧЕНЬ красочный герб: с сидящим мужчиной, в желто-черных штанах. Очень, очень черный человек сидит на сиденье и читает газету «Жовтневий прапор» (на украинском языке). Маленький русский спрашивает его: — А шо пан понимает наш язык? — И как. Гребень, поразмыслив: — Так может ли pan sche th crest? — И как. Русский, после долгого раздумья: — А кто я такой? — Это может и Москвич.

Дедушка начал страдать глазами. Глаза были тусклыми, как топор в плохой экономике. Он побежал к врачам, и теперь необходимо найти помощников — он пошел домой в очках. Он надел очки, посмотрел на бабушку сквозь толстые стекла и капризно спросил: — А что это за дело? Наденьте колеса на нос.

Старый утешительный, как говорится, коньяк тоже не сразу распознает воротник, так что вы привыкнете.

Когда это правда, в этот день настроение резко меняется. Он посмотрел поверх очков на свиней, его рот был подписан улыбкой: «Посмотрите, как вы выросли». Он взял яйца у кур и снова почувствовал себя хорошо: «Да, какие большие!».

Тут небольшая нужда завела меня за угол. Казак смотрел на то, что делается там, на личном подворье — он уже запыхался. И мысль, одна мысль, заняла всю мою голову: «Надо бежать к бабушке как можно скорее, но что-то делать».